Меньше сырого протеина в рационах дойных коров



Меньше сырого протеина в рационах дойных коров

Ужесточение закона об удобрениях и охране окружающей среды увеличивает давление на молочные фермы, требующия уменьшения выведения азота и повышения эффективности использования азота, по возможности без последствий на уровень надоя и рентабельность отрасли.

Действующие рекомендации по обеспечению животных питательными веществами (GfE, DLG) указывают на необходимое содержание nXP и сырого протеина около 160 г/кг сухого вещества для эффективного обеспечения белком коров с высокими надоями (35-45 кг/голову/день) и высоким уровнем потребления кормов (22-26 кг СВ/голову/сутки).

В двух экспериментах, проведенных в ZTT Iden, такое кормление сравнивали с рационами с пониженным содержанием белка (145–150 г/кг сухого вещества). В одном опыте было снижено и количество nXP; во втором этого удалось избежать за счет использования обработанного рапсового шрота с повышенным содержанием nXP.

В обоих экспериментах при кормлении рационами с более низким содержанием сырого протеина эффективность N была значительно улучшена, а выведение N уменьшилось, и был достигнут высокий уровень продуктивности (>40 кг молока/день).

Однако по сравнению с кормлением с более высоким содержанием сырого протеина (примерно 160 г/кг сухого вещества) потери производительности были заметны в рационе без компенсации nXP. И этого не наблюдалось в рационе с компенсацией nXP.

Еще одна возможность кормления с меньшим количеством сырого протеина без потери продуктивности — это добавление в рацион защищенных от распада в рубце аминокислот. Метионин и лизин классифицируются как лимитирующие аминокислоты, поскольку их дефицит может ограничить синтез молочного белка. Если в таких рационах также будет уменьшена доля рапсового шрота, можно сэкономить также и фосфор (P) и, следовательно, кормление будет ближе к потребностям животного без избыточного выделения фосфора.

Опыт в опытном хозяйстве Иден

В Центре животноводства и технологий в Идене поставили кормовой опыт (индивидуально на отдельных животных), в котором сравнивалось, как коровы реагируют на кормление тестовым рационом с пониженным содержанием сырого протеина с одновременным добавлением защищенных в рубце метионина и лизина и на кормление контрольным рационом. Обеспечение протеином в контрольном рационе основывалось на производственном регламенте опытного хозяйства и расчетной потребности с хорошей эффективностью корма по азоту.

В исследование были включены 77 коров с несколькими отелами породы немецкая голштинская в период с трех недель до отела и до 120-го дня лактации. Отнесение к тестовой группе (кормление тестовым рационом) или к контрольной группе (кормление контрольным рационом) было выполнено с учетом распределения по числу лактаций, параметров производительности, а также массы тела и толщины жира на спине (Таблица 1).


В подготовительном кормлении до отела для обеих групп были составлены идентичные рационы (пропорции TMR: 30% кукурузного силоса, 22% травяного/люцернового силоса, 13% кукурузо-зерновой смеси, 13% рапсового шрота, 11% соломы, 3% глицерина и органических кислот, 8% минерального корма, включая кислые соли и кормовой мел. В тестовом рационе минеральный корм включал в себя защищенные аминокислоты.)

TMR с содержанием сырого протеина 16 и 14,8%

Составы TMR для кормления после отела из протоколов загрузки смесителя-кормораздатчика в период проведения опыта показаны в таблице 2. В ходе опыта рационы были скорректированы на основе текущих значений лабораторных анализов применяемого кормового сырья и расчетных целевых значений рационов. При этом была достигнута целевая разница по содержанию протеина, и, насколько это возможно, точная регулировка содержания энергии и других питательных веществ.


Более низкое содержание протеина в тестовом рационе и, следовательно, ожидаемое снижение доступности аминокислот в обмене веществ должно быть компенсировано соответствующим добавлением метионина и лизина. Необходимое количество было рассчитано в соответствии с расширенной системой nXP (Schröder et al., 2008).

Целью добавки аминокислот было обеспечить потребность в них для тестовой группы. Потребность была основана на ожидаемой молочной продуктивности контрольного рациона. Минеральный корм был обогащён продуктами Metasmart dry AR® и LysiGEMTM. 45 г или 40 г использовали на корову в день при кормлении в лактации, в подготовительном кормлении — 23 или 20 г соответственно.

По словам производителя, аналог метиона Metasmart®, который этерифицирован изопропиловым эфиром, примерно на 50% защищен от разложения микроорганизмами рубца, что обеспечивает прямое всасывание из рубца и доставку биодоступного метионина через кровь для метаболизма. 50% его распадается на β-гидрокси-β-метилмасляную кислоту, что влияет на процессы ферментации в рубце. LysiGEMTM полностью защищен, поэтому лизин попадает прямо в тонкий кишечник.

Сбор данных 

Ежедневный учет потребления корма велся на автоматических кормушках постоянно в течение всего периода кормового эксперимента до и после отела, за исключением первой недели лактации. Затем количество потребленного корма было сопоставлено с данными о ценности корма, проанализированными несколько раз для каждого использованного грубого и концентрированного кормового сырья, а также с ежедневно зарегистрированными пропорциями отдельного кормового сырья в TMR, и было рассчитано индивидуальное обеспечение животных энергией и питательными веществами.

Количество молока у коров измерялось ежедневно, а состав молока — еженедельно. Неоднократно проводились взвешивания животных и измерения толщины подкожного жира (RFD) до и после отела в определенные дни лактации, а также отбирались образцы крови, которые исследовали выбранные показатели метаболизма.

Три раза в течение эксперимента, в случайные дни, были взяты образцы мочи от каждой группы из 36 коров, и из них были сформированы общие пробы по 12 коров. Затем было проведено исследование содержания азота, а также мочевой кислоты и аллантоина. Используя данные о массе тела коров и исследованные уровни креатинина в моче, можно оценить суточные уровни пуринов в моче и сделать выводы о синтезе микробного белка в рубце коров в соответствии с ØSKOV и CHEN (2003), СУДЕКУМ (2006) и МОРБИ (2006).

Статистическая оценка данных о потреблении корма, энергии и питательных веществ, а также надоях и ингредиентах молока проводилась с использованием смешанной линейной модели (модель тестового дня) с процедурой SAS MIXED. В дополнение к фиксированному эффекту обеспечения протеином, который представляет интерес, необходимо было рассмотреть дополнительные влияющие переменные дни лактации (фиксированные) и повторяющиеся активности (случайные).

Для исследуемых параметров в моче и крови, а также для массы тела и толщины подкожного жира проверяли различия средних значений на достоверность с помощью t-критерия для независимой выборки (программа SPSS).

Результаты кормового опыта

Во время подготовительного кормления до отела не наблюдалось существенного отличия по потреблению СВ корма между группами (тестовая группа: 13,9 кг; контрольная группа: 14,2 кг). Это также относится к потреблению корма во время лактации (Таблица 3).


С другой стороны, из-за пониженного содержания в рационе для тестовой группы было зарегистрировано значительно меньшее потребление сырого протеина и nXP. RNB явно находился в отрицательном диапазоне для тестовой группы, а для контрольной группы — в умеренно положительном диапазоне. При одинаковом потреблении корма и содержании в рационе потребление энергии, а также легкоусвояемых и структурных углеводов было одинаковым. Значительная разница была обнаружена для потребления фосфора. У коров тестовой группы оно было на 12% ниже, чем у коров контрольной группы.

Статистически достоверная разница для среднего надоя в группах в эксперименте не была определена, хотя существующая численная разница в 1,8 кг/день и особенно изменение в первой трети лактации позволяет сделать выводы о влиянии на кормление.

Напротив, показатели молочного белка в тестовой группе были значительно ниже, чем в контрольной группе. При общем низком уровне жира в молоке для всего стада, в тестовой группе было зафиксировано его значительно более высокое содержание. Это привело к одинаковому количеству молочного жира и почти идентичным показателям молока, скорректированного по энергии, в группах. Различия в уровне поступления сырого протеина и доступности азота в рубце для групп четко отражались в различиях в исследуемом содержании мочевины в молоке.

Расчет, проведенный в соответствии с Bannink и Hindle (2003), привел к снижению экскреции азота для тестовой группы за исследуемый период лактации на 9% по сравнению с контрольной группой (тестовая группа: 350 г/голову/день, контрольная группа: 377 г). Расчетный баланс азота (DLG, 2014) был на 11% ниже (тестовая группа: 354 г/голову/день, контрольная группа: 398 г). Кроме того, было определено более эффективное использование азота для тестовой группы (тестовая группа: 39%, контрольная группа: 37%).

В соответствии с расчетным балансом азота и выделениями азота для тестовой группы, содержание азота в моче в исследуемых сборных образцах было значительно ниже (таблица 4).

Уровни азота в моче трех сборных проб в каждой группе варьировались в течение трех дней отбора проб от 5,2 до 6,4 г/л в тестовой и от 6,7 до 8,6 г/л в контрольной группах.


Расчетные уровни пуринов в моче для тестовой группы также были на значительно более низком уровне. По результатам трехдневного тестирования можно сделать вывод, что синтез микробного белка у животных тестовой группы снизился примерно на 13%. Наибольшее расчетное снижение в день контроля составило 21%, наименьшее — 5%.

Распределение подкожного жира с 1 по 60 день лактации не различается между группами (тестовая группа: 11,8 мм, контрольная группа: 12,1 мм). Обе группы были тогда от 13 до 14 мм в умеренно худой кондиции и все еще в пределах допуска толщины подкожного жира согласно Штауфенбилу (2003).

Средние значения уровней неэтерифицированных жирных кислот в крови (NEFA) были выше предельного значения по STAUFENBIEL (2008) 0,4 ммоль/л для 14-го дня лактации в обеих группах и значительно выше в тестовой группе (0,79 ммоль/л), чем в контрольной (0,48 ммоль/л).

Существенная разница в содержании бета-гидроксибутирата (BHB) в крови и для тестовой группы — повышение выше предельного значения (1,0 ммоль/л) в диапазоне субклинического кетоза было определено для 21-го дня лактации (тестовая группа: 1,07 ммоль/л, контрольная группа: 0,68 ммоль/л). Доля животных, чьи предельные значения были превышены, также значительно различалась между группами (например, BHB> 1,0 ммоль/л на 21-м дне лактации: тестовая группа 33%, контрольная группа 16%, 35-й день лактации: тестовая группа 18%, контрольная группа 8-го%). Таким образом, при кормлении тестовым рационом нельзя получить никакого эффекта на стабилизацию энергетического и жирового обмена.

Как и ожидалось, уровни мочевины в крови значительно различались на 14, 35 и 63 день лактации (тестовая группа: 2,6 — 2,7 ммоль/л, контрольная группа: 3,3 — 3,5 ммоль/л). Эталонный диапазон установлен STAUFENBIEL (2008) от 3,5 до 5,0. Уровни фосфора в крови не различались между группами.

Выводы

В кормовом опыте наблюдали индивидуальную реакцию коров опытной группы на кормление рационом с пониженным содержанием протеина и добавление защищенных рубцом аминокислот (метионин, лизин) и сравнивали с реакциями коров в контрольной группе со «стандартным обеспечении протеином».

Было установлено:

* отсутствие разницы в потреблении корма и потреблении энергии и углеводов,
* снижение потребления сырого протеина и nXP, более низкая доступность азота в рубце в тестовой группе и более низкое потребление фосфора,
* высокий уровень продуктивности (>40 кг молока/день), также в тестовой группе,
* снижение показателей молочного белка в тестовой группе (как возможное следствие значительного снижения синтеза микробного протеина в рубце),
* более высокое содержание молочного жира в тестовой группе (как возможное следствие изменений процессов ферментации в рубце под влиянием кормления), что приводит к идентичным показателям ECM,
* снижение баланса N на 11% и увеличение использования N в тестовой группе,
* отсутствие улучшения состояния энергетического и жирового обмена в тестовой группе, иногда более высокая нагрузка в области субклинического кетоза,
* значительный спад ниже контрольного значения по содержанию мочевины крови в тестовой группе, что свидетельствует о дефиците белка.

Действие кормовой добавки с защищенными аминокислотами следует повторно проверять при более высокой доступности азота в рубце.


Авторы статьи: Томас Энгельхард, ZTT Iden и Андреа Мейер, LWK, Нижняя Саксония
Перевод: Елена Бабенко
Источник: soft-agro.com

11.11.2021
16134

Корма и добавки

Органические микроэлементы B-TRAXIM

Комплексное решение для повышения переваримости жиров и белков в рационах моногастричных животных...

Pea RS Amilo

Специальный концентрат амилозы гороха обладающий свойствами устойчивого крахмала (0,38% в мин) разработан для модел...

Старт Эйд Электролит для телят

Старт Эйд для телят – кормовая добавка для нормализации обмена веществ, улучшения роста и развития телят, повышения их сохранно...

ОРЕГО-СТИМ®

Кормовая добавка для повышения продуктивности, профилактики и лечения диарей, а так же криптоспоридиоза и кокцидиоза  ...

BestLiver - премикс гепатопротектор для профилактики гепатоза и кетоза, восстановление здоровья печени

Гепатопротектор BestLiver — это комплекс защитных и энергетических компонентов в сухой форме для профилактики гепатоза, кетоза ...

Все корма и добавки

Статьи партнеров

Рынок молока Сибири демонстрирует устойчивый рост валового производства, а также рост продуктивности на дойную голову. В стабильной динамике повышения производственных показателе...

204

Мария Копылова, технолог по КРС «Коудайс МКорма» При интенсивной эксплуатации крупного рогатого скота все чаще возникают проблемы, связанные с нарушением обмена веществ. В...

243

А. Головин, ведущий ветеринарный врач по животноводству, компания «Коудайс МКорма» Тема синхронизации и стимулирования половой охоты у коров по-прежнему не теряет своей ак...

269

Мария Копылова, технолог по КРС Компания «Коудайс МКорма» В современном молочном животноводстве особую актуальность приобретает вопрос балансирования рационов для дойных к...

236

С. Шилов, ведущий специалист по микроклимату, ООО «Коудайс МКорма» Не секрет, что здоровье и способность к высокой отдаче молока напрямую зависят от условий содержания жив...

243

Молочная ферма, какой бы крупной или маленькой, семейной, она ни была, - это сложный, живой, постоянно развивающийся организм, который требует постоянной заботы и контроля. Три к...

237

С. Шилов, специалист по микроклимату компании «Коудайс МКорма». Периодически, просматривая новости развития агропромышленных предприятий, мы обращаем внимание на сообщения...

182

Сергей Кумарин, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, главный технолог по крупному рогатому скоту ООО «Коудайс МКорма» Юрий Мельников, управляющий комплексом ООО«Вера» ...

239

Автор: Кумарин С.В., Главный технолог по КРС, доктор с.-х. наук, профессор, НПАО «Коудайс МКорма» Руководство страны поставило конкретную задачу обеспечения населения прод...

218

Автор: Кумарин С.В., главный технолог по КРС НПАО «Коудайс МКорма», доктор сельскохозяйственных наук. Первов Н.Г., ВНИИ животноводства им. академика Эрнста Л.К. , доктор сельскох...

257

Автор: Кумарин С.В., главный технолог по КРС, доктор с/х наук, профессор Говоря о содержании крупного рогатого скота, в России распространены две системы: тра­диционная от...

214