Гендиректор ООО «Гудвэлли» Николай Йепсен: «Российский потребитель готов платить дороже за качественную свинину»

Печать

Гендиректор ООО «Гудвэлли» Николай Йепсен: «Российский потребитель готов платить дороже за качественную свинину»

По данным Минсельхоза, производство свинины в 2021 году превысит 5,5 млн тонн. Россия вышла на полную самообеспеченность свининой еще в 2018 году, но предприятия продолжали наращивать мощности, тем самым подводя рынок к перепроизводству. Тем не менее, российский рынок по-прежнему интересен не только отечественным производителям. О рациональном пути ведения сельского хозяйства по-датски «Абирегу» рассказал гендиректор ООО «Гудвэлли» (Тамбовская область) Николай Йепсен.

– Расскажите, Николай, насколько трудно вести бизнес в России?

– Наша группа компаний работает в Восточной Европе более 27 лет, начинали мы с Польши. Поэтому у нас есть опыт работы с региональными администрациями и различными видами контролирующих органов. С самого начала мы для себя определили основное: мы будем вести бизнес ответственно и профессионально. Разумеется, мы отлично понимаем, что когда начинаем бизнес в новой стране, какие-то процессы могут занять у нас чуть больше времени. Именно в целом вести бизнес всегда нелегко. Что я бы хотел отметить? Мы действительно получили очень большую поддержку от администрации Тамбовской области, когда только строили ферму, сейчас, при реализации новых проектов, нам также помогают максимально ускорить все вопросы согласования.  

– «Гудвэлли» упоминалась в одном из популярных черноземных телеграм-каналах по поводу экологических нарушений и проверок надзорных органов. Чем все в итоге закончилось?

– Если говорить конкретно об упоминании в данном телеграм-канале, то все, что там изложено − недостоверная информация. И вообще, согласно политике нашей компании,  мы не комментируем нашу деятельность в соцсетях, и только если к нам напрямую обращаются, то мы даем официальный комментарий. Кроме того, для нас очень важно  тщательно выбирать тех людей, с кем мы коммуницируем, потому что одно дело, когда партнеры разбираются в вопросах животноводства и в смежных отраслях, а другое, когда люди в принципе против разведения поголовья свиней. Нам странно видеть некие комментарии о якобы экологических нарушениях, мы ведь изначально были основаны с идеей экологической направленности компании.

– Правильно ли я понимаю, что была размещена некорректная информация, не было никаких проверок, соответственно, не было никаких нарушений?

– Проверка была, но нарушений не выявлено.

– За годы работы в России у вас больше врагов или друзей по бизнесу?

– Конечно, у нас очень много друзей. Это клиенты компании, которым нравится качество нашей продукции. Как мы уже говорили, есть различные проверяющие органы, у которых немножко другой подход к системе ведения деятельности, чем тот, к которому мы привыкли. Мы ни в коем случае не называем их врагами, но хотелось бы большего доверия и тесного сотрудничества в плане совместного надзора над соблюдением российского законодательства.

– Удалось ли вам найти грань между успешным ведением фермерского хозяйства и минимальным негативным влиянием на окружающую среду?

– Честно говоря, я не думаю, что забота об экологии может конфликтовать с эффективностью производства, потому что чем эффективнее производство, тем более оно экологично. К примеру, чем больше поросят может произвести одна наша свиноматка, тем более экологически корректными мы становимся, потому что на кормление мы по-прежнему расходуем такое же количество комбикорма, на обогрев помещения − то же количество ресурсов, трудозатраты те же самые, но на выходе мы являемся более эффективным производителем с бо́льшим количеством готовой продукции. Другой момент – это переработка. Неважно,  пластик, картон или даже навоз, который производят наши животные. Мы удобряем им наши поля, выращиваем на них злаковые, которые потом используем в качестве корма для своих животных. Вот такой замкнутый цикл.

– Вы не экономите на технологиях, которые помогают сберечь природу?

– Действительно, мы не экономим, к тому же, еще и инвестируем в развитие экологических инициатив. Если в качестве примера привести биогазовые заводы, то  у нас в нашей компании их уже восемь, еще два на стадии строительства. С одной стороны, это переработка нашего навоза, что позволяет получить еще более качественный продукт в плане удобрения для наших полей, но с другой стороны, это также помогает нам произвести электричество и тепло, которое мы можем продавать местным жителям и таким образом получать дополнительный доход, оставаясь при этом абсолютно экологически дружелюбной компанией. Но мы все-таки просим наших сотрудников на ферме выключать свет для экономии электричества, когда он не нужен, стараемся использовать меньше ресурсов. Так что экологические инициативы и эффективность нашего производства нераздельны.

– Каковы стратегические задачи компании?

– Если говорить о нашей компании в целом как о группе компаний, у нас, конечно же, долгосрочная стратегия – это, прежде всего, построить полный цикл производства в каждой стране. Например, у нас в Польше уже представлен полный цикл производства, то есть у нас есть растениеводство, животноводство, у нас свой перерабатывающий завод, и мы выпускаем уже готовую конечную продукцию под собственным брендом, есть также биогазовые заводы. В России мы на начальной стадии. Для нас сейчас, чтобы двигаться дальше, нужно нарастить свое производство, потому что мы планируем также строительство биогазового завода для производства электричества, для отопления собственных ферм. Мы на данный момент не занимаемся проектом биогазового завода, потому что сфокусированы на увеличении производства. Если говорить о масштабных инвестициях и планах на будущее, то, с точки зрения экологии, как раз биогазовый завод – это наша цель. Если говорить о более краткосрочных, не столь больших инвестициях, то мы постоянно работаем над эффективностью нашего растениеводства. К примеру, над сокращением количества потребления топлива, но при этом, конечно, не хотим уменьшить нашу урожайность. Что мы сейчас делаем? Мы внедрили технологию нулевой обработки почвы. Это достаточно распространенная технология в мире, в России ее тоже применяют. В прошлом году мы ее тестировали, она проявила себя очень хорошо с точки зрения урожайности и экономии топлива, поэтому именно в ней мы видим будущее в развитии растениеводства.

– Сколько у вас в России свинокомлексов и каковы их мощности?

– У нас свинокомплексы считаются по количеству свиноматок, у нас в России 5 тыс. свиноматок. Мы разделены на две площадки. У нас на данный момент 6 тыс. га земли, мы хотим в перспективе увеличить эту цифру до 10 тыс. га. Проект, над которым мы работаем, это тоже полный цикл производства в плане животноводства. Он уже завершен на 95%. Планируем завести еще 5 тыс. свиноматок, которые также будут разделены на две фермы. Мы очень активно работали над этим проектом до пандемии, но когда пришел коронавирус, пришлось его приостановить, потому что не была понятна финансовая ситуация в мире, не было стабильности.

– Когда вы планируете сдать его?

– Пока точной даты нет, потому что до сих пор работаем с документами. Для того, чтобы увеличить производство вдвое, нам нужно докупить еще 4 тыс. га земли, чтобы у нас было достаточно земли для вноса удобрения, которое будет вырабатываться новым поголовьем. Все должно идти по порядку.

– Есть проблемы с покупкой земли? Насколько я знаю,  есть дефицит земли в регионах…

– Конечно, есть соревновательный момент. Но нужно быть терпеливым, не скупать в панике все, что доступно на рынке, потому что для нас важен и  логистический комфорт: чем дальше земля от нас находится, тем больше того же топлива мы будем затрачивать на перевозки.

– Переработку планируете строить в ближайшее время, как в Польше?

– Как мы уже говорили, это часть нашей большой стратегии развития, но чтобы мы могли снабдить, к примеру, мясоперерабатывающий завод собственной продукцией, нам нужно сначала увеличить производство, над чем мы сейчас и работаем, то есть нам просто нужно больше хрюшек, чтобы говорить о  постройке мясопереработки.

– В России избыточные мощности по производству свинины. Где вы сегодня видите для компании основные точки роста?

– Да, действительно, животноводство, свиноводство очень активно развивается в России. Но мы производим другое качество продукции, которую продаем под собственным брендом. Для нас это ключевое. Мы видим, что количество потребления свинины в России выросло, оно какое-то время было очень стабильным, но потихоньку растет, и мы рассчитываем, что наш потребитель еще вырастет. С другой стороны, мы в России не для того, чтобы соревноваться в количестве продукции с самыми большими производителями свинины на рынке, мы здесь для того, чтобы предоставить очень качественную продукцию. Во-первых, свиноматки у нас находятся на свободном выгуле, а не в индустриальных станках, у них достаточно много пространства внутри ферм. Во-вторых, уход за ними, не считая болезнь животного, полностью исключает применение антибиотиков.

– Какая у вас доля на рынке, какой объем вы производите и в каких сетях, как распространяетесь?

– Если честно, мы очень маленький производитель в масштабах России, поэтому мы не можем сказать, какую долю на рынке занимаем. Для нас важно не количество, а  качество. Мы верим, что именно за качеством будущее производства. На данный момент мы торгуем только живьем, это живые животные, то есть мы продаем очень качественных животных, но по той цене, по которой продают свиней наши конкуренты.

– С какими производственными показателями планируете завершить этот год?

– Я не могу называть какие-то цифры, которые еще официально не были опубликованы, но уточню, что наши результаты за 8 месяцев 2021 года достигли уже того показателя, который был достигнут в 2020 году за 12 месяцев.

– Как у вас обстоят дела с кормовой базой?

– Мы закупаем зерно, которое необходимо для содержания свиней в течение года. Так, в этом году мы закупили 24 тыс. тонн зерна и сделали это уже в августе, поэтому мы спокойны. Это наша стратегия, которая помогает справиться с дополнительными издержками, потому что если сравнить с предыдущим годом, то стоимость зерна возросла на 25%, и это очень много, мы не сможем бесконечно настраивать наше производство так, чтобы нивелировать эти расходы. Тем не менее, мы каждый раз закупаем с избытком все составляющие комбикорма: зерно, минералы, аминокислоты, сою.

– Вы не выращиваете зерновые под собственные нужды?

– Себя мы обеспечиваем примерно на 30% от необходимого количества зерна, еще 70% мы покупаем у поставщиков. Конечно, такие компоненты как соя, минералы или аминокислоты, мы не производим сами, мы их покупаем. Разумеется, мы заинтересованы в том, как увеличить нашу эффективность, чтобы  покрывать свои нужды собственными ресурсами. Для нас один из возможных вариантов – это использование сырой кукурузы в бо́льшем соотношении к пшенице. Сейчас мы собираем кукурузу, когда она уже достигает 15% влажности, либо досушиваем до этого состояния. В будущем мы ее сможем собирать, когда она достигнет 30%, и это нам поможет сохранить ресурсы. У кукурузы в нашей широте достаточно высокая урожайность, выше, чем у пшеницы. Почему мы так не делаем уже сейчас? Потому что использование сырой кукурузы без тепловой обработки не соответствует российскому законодательству, поэтому мы не можем использовать ту же технологию, которую мы используем на наших производствах в других странах.

– В других регионах не планируете строить фермы?

– Нет.

– Удалось ли найти общий язык с населением, которое против строительства свинокомплексов?

– Как и любой производитель, мы сталкиваемся с определенными сложностями при взаимоотношении с местным населением, но за эти годы мы стали значительно ближе жителям деревень Рассказовского района. Мы поняли, что у местных жителей абсолютно нет понимания, кто мы как компания. Ходили совсем невероятные слухи, что здесь происходит, поэтому  на протяжении многих лет мы просто объясняли, кто мы, что мы делаем, как работает наше производство, чем мы кормим наших животных, как мы потом вносим удобрения в поля. В результате нам удалось справиться с негативно окрашенным представлением о нашей компании. Конечно, всегда найдутся такие люди, которым не важно, что мы делаем, они изначально негативно настроены, но дело в том, что они оценивают нашу компанию по тем 2-3 дням в году, когда действительно мы, может быть, пахнем отнюдь не розами, и, к сожалению, не замечают всего полезного, что мы делаем в оставшиеся 360-363 дня в году. У нас ведется постоянный мониторинг жалоб или комментариев, поступающих в нашу организацию.

– Пользуетесь ли вы какими-то госсубсидиями?

– Да, конечно, мы получаем субсидии. Вся поддержка, которая оказывается государством для российских компаний, доступна и нам.

– Что для вас значит «рациональный способ ведения фермерского хозяйства»? Какие технологии у вас используются?

– К примеру, наша компания является участником национального проекта по улучшению эффективности производительности труда, бережливое производство – это технология, которая лежит в основе нашей компании, мы активно ее применяем. Так, например, если взять наш комбикормовый завод, то нам удалось повысить его производительность с 9 тонн комбикорма в час до 13. При этом мы сократили количество часов его работы. Это означает, что одним нашим комбикормовым заводом, настолько он эффективен, мы сможем обеспечить кормами вторую ферму, когда ее построим.

– Учитывая, что Россия – стремительно беднеющая страна, покупательский уровень доходов населения снижается, будет ли эта качественная продукция востребована?

– Действительно, доходы населения за последние два года упали, но мы обычно работаем в рамках 7-летних экономических циклов, и думаю, что через 5-7 лет, может быть, даже чуть раньше, население будет требовать более качественную продукцию за цену, которая сформировалась на рынке. В этом плане мы по-прежнему предполагаем, что спрос на нашу продукцию будет расти. Вы знаете, что у нас есть такая вещь, на которую никогда не знаешь, как повлиять − это африканская чума свиней, это непредсказуемый игрок на рынке, который каждый год выводит определенное количество ферм из соревнования за потребителя, соответственно, таким образом создается недостаток мяса. Однако я уверен, что возможности будут и для развития рынка, и для  покупательской способности населения. Россияне готовы платить за качественное мясо.

– АЧС также может и вас вывести с рынка…

– Да, конечно, такое может случиться. Именно поэтому мы стараемся следовать мировым стандартам, которые применяют датские фермеры. К примеру, каждый раз, когда мы перемещаем куда-либо наших животных, машина, которая перевозила этих животных, обязательно моется, дезинфицируется. Помимо этого, у нас есть такие мойки, которые прогревают эту машину до 60 градусов в течение получаса, чтобы мы точно были уверены, что все бактерии будут уничтожены.

– По вкусу качественная продукция должна отличаться от некачественной?

– Конечно, каждый покупатель определяет сам, какой вкус ему нравится и что вкуснее. Кроме того, у качества есть много разных понятий. Например, для нас в понятие вкусной и качественной свинины входят правильные условия выращивания поголовья. Мы обратили внимание на интересный момент на нашем производстве в Польше. Покупатели отмечали, что у тех животных, которые выращены без применения антибиотиков, мясо вкуснее, и потребители были готовы платить на 30% больше, чтобы получить именно такую качественную продукцию. Кроме того, мы компания, которая нейтральна по отношению к выбросам углекислого газа в атмосферу, у нас есть официальный сертификат, в котором зафиксировано, сколько углекислого газа мы производим и потребляем, и это тоже параметр качества, для многих потребителей продукции это важно, как компания ведет себя по отношению к окружающей среде.


Источник: abireg.ru
14.10.2021
151
Напишите комментарий
Внимание! Чтобы принять участие в обсуждении требуется авторизоваться

Новости

Все Новости

Статьи партнеров

Защищенный метионин может стать действенным средством для улучшения здоровья коров и их продуктивности. В данной статье представлен обзор метаболической роли этой аминокислоты, п...

27.08.2021
272

Андреа Реммерсманн (Andrea Remmersmann), специалист отдела исследований и разработок компании Biochem (Германия) Бесспорно, живые дрожжи положительно влияют на микробиоту ...

26.07.2021
252

Д-р Бернхард Ландвер, старший специалист по кормлению компании Biochem Бетаин (триметиглицин) обычно используется в качестве альтернативного донора метильных групп для зам...

24.05.2021
23969

Начало лактации — сложный период в жизни высокопродуктивных коров: чтобы удовлетворить растущую потребность в энергии после отела, животные вынуждены мобилизовывать жир из собств...

18.04.2021
10344

Лиза Вайнер, Бастиан Хильдебренд, Компания Biochem, Германия Мастит — одна из самых распространенных болезней высокопродуктивных коров. При лечении этой патологии использу...

08.04.2021
11134

Таня Крегело (Dr. Tanja Krägeloh), доктор наук, продакт-менеджер отдела кормовых добавок компании Biochem Выращивание здоровых телят и влияние на будущую продуктивность ж...

24.03.2021
13387

Майк Хинрих, компания Biochem, Германия Одна из основных проблем в кормопроизводстве — загрязнение растительного сырья (в поле или при хранении) плесневыми грибами и их мета...

23.03.2021
35900

Бернард Ландвер, руководитель отдела специалистов по кормлению Компания Biochem, Германия Начало лактации — сложный период в жизни высокопродуктивных коров. После отела их...

16.03.2021
14119

Маркос Зеноби, Жозе Сантос, Чарли Степлз, профессора Университет Флориды (Гейнсвилл, США) Кормление коровы перед отелом обязательно скажется на ее здоровье и продукти...

26.02.2021
16957

Даниэль Донинотти, эксперт по кормлению Компания Balchem, Италия Грамотное кормление коров в транзитный период позволит сохранить здоровье животных на протяжении всей лакт...

17.02.2021
18255

Стефано ВАНДОНИ, руководитель отдела технического обслуживания жвачных Корпорация Balchem, Италия В молочном скотоводстве тепловым стрессом называют состояние, когда при п...

08.02.2021
19561

Статьи о скотоводстве

В работе ветеринарного врача большое время тратится на профилактику и лечение телят молочного периода, зачастую вижу безрезультатность усилий использования ветеринарных препарато...

30.11.2021
56

Это впечатление обманчиво или коровы действительно находятся в охоте все более короткие периоды времени? Этот вопрос часто обсуждают молочные фермеры и часто задают их, когда реч...

19.11.2021
588

Ужесточение закона об удобрениях и охране окружающей среды увеличивает давление на молочные фермы, требующия уменьшения выведения азота и повышения эффективности использования аз...

11.11.2021
1108

Производство пшеничной барды Помимо заводов по производству спиртных напитков, за последние несколько десятилетий появились крупные заводы по производству биоэтанола. В Герман...

31.10.2021
1696

На болезни копыт влияет упитанность животных. Высокопродуктивные коровы с хорошей фертильностью и максимально долгой продолжительностью жизни — это желание может стать реальность...

21.10.2021
2249

Однолетние травяные смеси во многих регионах играют большую роль в основном полевом кормопроизводстве, чем в странах ЕС, где из-за низкой урожайности эти культуры не могут конкур...

11.10.2021
2722

Если запасов кормов мало, может быть интересно подумать о зерновых как о кормовых культурах. Особый интерес представляет цельнозерновой силос или зерносенаж (GPS). В принципе,...

30.09.2021
3316

На рынке представлен большой выбор разных химических и биологических консервантов для силоса. При выборе подходящего для конкретной ситуации необходимо учитывать специфическое де...

20.09.2021
3588

Общие черты и различия менеджмента сухостойного периода на разных предприятиях, и как он влияет на качество молозива В рамках исследования качества молозива были исследованы...

10.09.2021
4032